20:22 

Родственные души. Николай Самохин.

violet_smoke
РОДСТВЕННЫЕ ДУШИ


Я всегда считал, что в семейной жизни самое главное — родство душ. И поэтому очень настороженно относился ко всем своим знакомствам и увлечениям.
Помню, как-то представили меня одной брюнетке. Она была обворожительна. Высокая, стройная, большеглазая. Настоящая Джина Лоллобриджида. Я знаю, таким сравнением принято щеголять, но эта действительно походила на Лоллобриджиду.
Мы гуляли по набережной. Разговаривали. О том, о сем. Я нарочно ввернул слово «эквилинеарность». «Лоллобриджида» не поняла.
— До свидания, — сказал я тогда. — Будет время — позвоню.
Больше мы не встречались.
В другой раз я познакомился с прелестной блондинкой. Она была хрупкая, трогательная и доверчивая.
Помню, мы выходили из кино.
— Не правда ли, весна была какая-то саврасовская? — спросил я. — А море прямо айвазовское?
— Я бы того черненького не бросила, — вздохнула она в ответ.
И хотя это можно было понять, как намек на цвет моих волос, и расценить для себя обнадеживающе, я сказал:
— Всего хорошего. Как-нибудь позвоню. С тех пор мы не виделись.

Наконец, я повстречал ее. Она была… Впрочем, совсем не важно, какая она была.
По случайному совпадению мы гуляли вдоль той же набережной.
— Посмотрите, это же настоящий лермонтовский парус, — сказал я.
— «А он, мятежный, просит бури», — задумчиво процитировала она.
У меня сладко заныло сердце.
— Давайте сядем, — предложил я, чтобы скрыть прихлынувшее вдруг волнение.
— «Дорогая, сядем рядом, поглядим в глаза друг другу»? — тонко усмехнувшись, спросила она есенинской строчкой.
…Я позвонил ей в тот же вечер. Не выдержал.
— Вы еще не спите?
— «Я сплю с окошками открытыми, а где-то свищет звездопад», — зябким трогательным голосом сказала она.
«О, милая!» — я с нежностью прижал к щеке телефонную трубку.
Настало утро, и мы опять встретились.
Я принес ей первые цветы — полусонные, в капельках холодной и прозрачной ночной росы.
— «С цветов, зарей вымытых, сбивая росу, я на руках вытянутых сердце несу», — многозначительно сказала она.
«Рождественский!» — догадался я, проникаясь к ней еще более пылким чувством.
…Через неделю я сделал ей предложение.
— Будьте моей женой! — сказал я и вспыхнул от стыда за банальность и бескрылость этих слов.
— «Нас обручили грозы летние с тобой!» — ответила она знаменитой строчкой Луговского.

И вот прошло два года. Я сижу за столом и дописываю этот рассказ. Входит она. Смотрит на испещренные листы и понимающе говорит:
— «Еще одно, последнее сказанье…».
Я молча швыряю в нее пепельницей…

@темы: рассказ,юмор,отношения

URL
   

violet_smoke

главная